8 апреля состоялся семинар, посвященный творчеству Ганса Кюнга

Реальная церковь: как быть христианином в современном мире?

8 апреля состоялся совместный научно-практический семинар ББИ и Московского богословского семинара «Реальная церковь: как быть христианином в современном мире?» Темой общего разговора оказались творчество Ганса Кюнга – одного из самых интересных и самых неоднозначных богословов современности.

Г. Кюнг принадлежит католической традиции, однако его взгляды выходят далеко за пределы его конфессии. Что особенно важно – он поднимает вопросы, ответ на которые необходим каждому, кто стремится в современном мире быть настоящим последователем Христа. При этом далеко не всегда можно согласиться с предлагаемыми им ответами, но в том и состоит задача подлинного богословия: вовлекать в глубокий диалог и побуждать к самостоятельному размышлению и поиску.

Книги Г. Кюнга известны в России с 1970-х гг., со времен самиздата. За последние несколько лет издательство ББИ также издало четыре книги Кюнга и опубликовало ряд его статей в журнале «Страницы», а буквально на днях вышли еще две новые книги. Эти книги — «Фрейд и будущее религии» и «Во что я верю» представил издательский директор ББИ Сергей Кокурин.

Дискуссия на семинаре строилась в основном вокруг двух крупных работы Кюнга: «Христианский вызов» и «Церковь».

Первым докладчиком был игумен Иннокентий (Павлов), его сообщение «Христианский вызов Ганса Кюнга» было основано на анализе книге «Христианский вызов», хотя докладчик касался и других работ. О. Иннокентий отметил силу богословской и общественной позиции знаменитого богослова, его колоссальный авторитет во всем мире, который сложился вопреки, а может, в чем-то и благодаря дистанцированию его от официальной позиции Католической церкви, от стереотипов исторической церкви вообще. При этом, считает, о. Иннокентий, книга «Христианский вызов» в чем-то устарела. Расцвет богословского творчества Кюнга пришелся на 70-е годы ХХ века, когда им была выпущена его знаменитая книга «Быть христианином», без знакомства с которой уже стало невозможно говорить о богословской эрудиции всего последующего времени. Это был период расцвета экуменического движения, когда христиане испытывали большие надежды на сближение церквей. Но эти надежды не сбылись, и мы становимся все дальше и дальше от единства. Не перспективным видится о. Иннокентию и проект Кюнга, касающийся глобальной этики, расширяющий его представления об экуменизме. Он даже привел слова о. Александра Меня, что «христианство – это не новая этика, а новая жизнь во Христе». В этих словах ему видится скрытая полемика с Кюнгом. Однако, подчеркнул о. Иннокентий, к этому не сводится богословский вклад Кюнга. Самым ценным, по мнению докладчика, является пафос свободы и личной веры, как духовных оснований, а также стремление пробиться к первоначальным истокам христианства, пересмотреть христианам свое отношение ко Христу. По-существу Кюнг реанимирует значение христологии. Вопрос, какую церковь основал Иисусом, является самым притыкаемым камнем в вот уже более столетия длящихся экуменических диалогах и полилогах. Кюнг выводит его из тесных экклезиологических рамок, открывая ему широкий простор общественных отношений.

В заключении о. Иннокентий отметил, что основные идеи Кюнга относительно теологии и антропологии, христологии и экклесиологии, высказанные им без малого четыре десятилетия тому назад, не только не утратили актуальности, но стали классическими для современного богословия, а так же для научного изучения христианства как оригинального, так и исторического.

Вторым докладчиком был Михаил Дубровский, он представил доклад «Вызовы Церкви. Экуменическая экклесиология Г. Кюнга», который строился на анализе книги «Церковь».

Дубровский, в отличие от первого докладчика, увидел в концепции Кюнга интересный поворот в сторону единства. По его мнению, в основе книги «Церковь» лежит экуменический подход: Кюнг видит Церковь единой, и это видение вынуждает его перестраивать экклесиологию, фактически, он создает новую, экуменическую экклесиологию. Понимание Церкви как Тела Христова бросает вызов нашей вере, заставляет по-новому переосмысливать привычные представления. И Кюнг постоянно ставит этот вопрос: что для нас важнее — привычные представления и традиции либо евангельская истина?

Сильной стороной концепции Кюнга, считает Дубровский, является возвращение к Евангелию, конкретно к Новому Завету как основному источнику и авторитету: вернуться назад, чтобы сделать шаг вперед! Возврат назад не позволяет найти идеальную форму - потому должны быть положены принципы, которые неизменны, но по-разному преломляются; потому нужно брать Церковь в ее историческом движении через время к Вечности, рассматривать ее исторически. В Новом Завете заложен принцип разнообразия - единая Церковь едина только во многообразии!

Уже в самих докладах ощущался полемический пафос, предварявший основную дискуссию. Можно сказать, что докладчики представили два взгляда на католического богослова — православный у о. Иннокентия и протестантский у Михаила Дубровского. На этом фоне особенно интересной была реплика представителя римо-католиков — Ивана Лупандина, сотрудника «Католической энциклопедии», который отметил, что Кюнга нельзя представлять как выразителя официального католического богословия, помня о папском запрете Кюнгу говорить от имени Католической церкви, и сам он позиционирует себя как частный богослов. Однако статья о нем вошла в Российскую Католическую энциклопедию, где Кюнг представлен как крупнейший представитель католической богословской мыли. И сегодня Католическая церковь отнюдь не отрицает его вклада в современную богословскую мысль, хотя и он не по всем вопросам его видение совпадает с официальным учением.

В обсуждении докладов приняли участие О. Куропаткина, С. Толоконников, А. Горбачев, И. Языкова, А. Байбаков, А. Федичкин и другие. Дискуссия была очень интересной и живой, касалась многих вопросов, связанных, в том числе, и с российской проблематикой межхристианского диалога и взаимоотношения церкви и общества. Вопросы, которые поднимает Кюнг в своих книгах, с одной стороны, глобальны, с другой — конкретны и практичны настолько, что взывают, если не к немедленному ответу, то, во всяком случае, провоцируют живую реакцию. Участники дискуссии выразили желание продолжить встречи, на которых можно будет обсудить и другие богословские концепции.