Главное меню





Состоялась конференция "Религия и национализм: богословское осмысление" PDF


Репортаж Юлии Зайцевой (оригинал статьи на сайте "Благовест-инфо")

Международная конференция «Религия и национализм: богословское осмысление» состоялась 13-14 декабря в Москве, в Культурном центре «Покровские ворота». Историки, религиоведы, философы, богословы, политологи, другие специалисты гуманитарного профиля, среди которых были священнослужители разных конфессий и миряне из России и европейских стран, обсуждали широкий круг вопросов об истории, формах и перспективах взаимоотношений между религией и национализмом.

 
Международный форум организовали совместно Амстердамский свободный университет, КЦ «Покровские ворота» и Библейско-богословский институт св. апостола Андрея (ББИ). Как заметил ректор последнего Алексей Бодров, такое сотрудничество организаций, созданных, соответственно, протестантами, католиками и православными, дает плодотворный межконфессиональный «3D-эффект». Открывая конференцию, он привел множество современных примеров, свидетельствующих о том, насколько тема религии и национализма «горячая», насколько она актуализирована в последние годы. Факты религиозной нетерпимости, связанные, в первую очередь, с религиозной безграмотностью; рост ксенофобии и национализма, использование этих явлений в политической борьбе; распространение квазирелигиозного национализма – все эти явления взывают к богословскому осмыслению.

 
О том, что теологическое осмысление национализма сегодня необходимо как никогда, говорил в своем докладе первый выступавший – профессор Амстердамского свободного университета Эдди Ван дер Боргт. Он дал подробный анализ социально-культурного и национального дискурса в Европе, связанного с, одной стороны, с проблемами глобализации, а с другой стороны – с миграционным кризисом. В этих условиях по-новому звучит вопрос об идентичности: принять всех и утратить таким образом свою идентичность? Или построить стены и изолировать, сохранить себя? У церкви пока нет определенного ответа на эти вопросы, тем более что зачастую религиозная и национальная идентичности смешиваются, «церковь склонна вписывать свою историю в историю народа», и нередко бывает так, что единоверцы, принадлежащие к разным народам, не могут общаться друг с другом (например, христиане-беженцы из арабских стран далеко не всегда встречают радушный прием в европейских церквях). Профессор подчеркнул безотлагательность разработки серьезного теологического подхода к проблемам многообразия в глобальном мире.

 
Феномен глобализации и нарастающей секуляризации провоцирует страхи и отчуждение, продолжил поднятую первым докладчиком тему Якоб Ом (организация «SocioMovens – Giving Europe a Soul», Дортмунд). На примере деятельности правых движений в Германии он показал, как часто они используют христианскую риторику в защите традиционных ценностей, в борьбе против либеральной демократии, ассоциируя себя таким образом с христианством. Но националистические правые силы «не выражают христианской веры», они играют на чувстве отчужденности и страха, что опасно для всей политической системы в целом. Какие задачи это ставит перед церковью? По словам докладчика, помня о том, что Бог не покинул человечество, что Он сошел и в «царство секуляризации», церковь не призвана превращаться в крестоносца-борца против либеральных сил. Напротив, она должна «принять отчужденного, мятущегося человека как пилигрима нашего времени» и сама стать «домом» для каждого пилигрима, «живым примером любви-агапе». «Network agape – создание такой сети любви должно быть сверхнациональным призванием христианства сегодня», – заключил Я. Ом.

 
Генеральный секретарь Конференции европейских церквей (КЕЦ), протоиерей Хейкки Хуттунен подготовил доклад «Положение церквей-меньшинств в Европе». По его словам, церковь не должна заботиться о том, является ли она большинством или меньшинством, «это нехристианский подход». КЕЦ объединяет 113 членов-церквей из 30 стран, и около 100 из них представляют собой меньшинство в своих странах, и это неудивительно – время христианских народов и государственной церкви безвозвратно прошло (поэтому бесплодны попытки некоторых церквей идентифицировать себя с идеальным прошлым). Священник кратко описал четыре типа церковных меньшинств: это традиционные протестанты (баптисты, методисты, меннониты, пятидесятники), которые никогда не представляли большинство в той или иной стране; это новые для Европы христианские сообщества мигрантов; это представители традиционных европейских меньшинств, не свободных от национализма (протестанты Эльзаса, англикане Уэльса и др.); а также церкви, которые когда-то господствовали, а теперь стали меньшинством, но продолжают пользоваться поддержкой государства (Англиканская церковь). Конечно, церкви меньшинства во все времена сталкиваются с вызовами, но в то же время в условиях секуляризации они более свободны в отношениях с обществом и правительством и именно поэтому могут помогать более зависимым церквям большинства, отметил докладчик. В целом же ему видится оптимальным путем взаимодействие большинства и меньшинства, которые должны «вместе подумать о вкладе христианства в современный мир».

 
Преподаватель ББИ игумен Иннокентий (Павлов) в своем докладе проследил феномен христианского универсализма от апостольской проповеди до наших дней. Он рассмотрел явление церковного «гегемонизма» в Римско-Католической и Греко-Православных церквях, которое неминуемо приводило к разрывам и разделениям. Но если Риму в целом удалось сохранить универсальный характер католичества, то Константинополю приходилось отказываться от гегемонизма в пользу национальных церквей на Балканах. Что касается Русской Православной Церкви, то она переживает «закат церковного гегемонизма», основанного на национализме, сделал вывод докладчик.

 
Доцент Заокского адвентистского университета Евгений Зайцев озаглавил доклад «К вопросу о национализме и патриотизме: протестантский взгляд». Можно ли говорить о христианском патриотизме? Может ли патриотизм выродиться в национализм? Одинаково ли понимают патриотизм представители разных религий? Если в российских СМИ патриотизм часто ассоциируется с православием, то что означает патриотизм для российского протестанта? Рассмотрев проблему в историческом контексте, а также социальный ее аспект (как единство национального и интернационального), Е. Зайцев подчеркнул, что для протестантов «под патриотизм понимается не абстрактное чувство любви к Отечеству, а прежде всего любовь к соотечественнику, который нуждается в помощи… Именно патриотизм как жертвенное служение своему народу, а не как кичливое превозношение своей нации, мы и должны демонстрировать как достойные граждане и как верующие во Христа».

 
В рабочей программе конференции было запланировано 20 докладов. Разные аспекты темы были освещены в сообщениях Давора Джалто (Американский университет в Риме), о. Фаддея Барнаса (монастырь Шевтонь, Бельгия), Олега Бреского (Европейский гуманитарный университет, Вильнюс), Ирины Багратион-Мухранели (ПСТГУ, Москва), Александра Агаджаняна (РГГУ, Москва), Павло Смыцнюка (аспирант Оксфордского университета), священника Алексея Беляева (Самара), Светланы Мартьяновой (Владимирский госуниверситет), Анастасии Митрофановой (РГГУ, РПУ, Москва) и других. В рамках конференции состоялись круглые столы на тему «Национализм как вызов религии» (модератор публицист Сергей Чапнин) и «Христианство и национализм – противники или союзники?» (модератор Елена Степанова), а также презентация новых книг издательства ББИ.


Видеозаписи докладов на нашем канале на Youtube

Фотографии конференции (автор - Геннадий Великанов)

Программа конференции


 
 
s
s